Главная страница » Зачем русские обмазывали танки цементом

Зачем русские обмазывали танки цементом

  • автор:

Зачем немецкие танки обмазывались циммеритом?

Загадочная немецкая субстанция « циммерит» до сих пор вызывает много вопросов. Был от него толк или хитрые немецкие промышленники просто « распиливали» бюджет? Помогал ли он от магнитных мин? И почему вообще немцы решили, что против них будут воевать магнитными минами?

Загадочная немецкая субстанция « циммерит» до сих пор вызывает много вопросов. Был от него толк или хитрые немецкие промышленники просто « распиливали» бюджет? Помогал ли он от магнитных мин? И почему вообще немцы решили, что против них будут воевать магнитными минами?

С какой целью немцы придумали циммерит?

Британские документы 1945 года говорят, что состав начали разрабатывать в 1943 году для борьбы с советскими штурмовыми командами, вооружёнными магнитными минами.

С основным предназначением циммерит справлялся прекрасно. Другой вопрос, что противник не особенно использовал такой способ борьбы с танками.

image

С чего это немцы решили, что их танкам угрожает именно такое оружие?

Это вопрос пока дискуссионный, но можно аккуратно предположить, что немцы исходили из опыта Восточного фронта. Он говорил, что у советских войск нет нормального ручного противотанкового оружия ( гранатомётов), поэтому они ходят превозмогать танки всем подряд — связками гранат, бутылками с горючей смесью, ‘ title=>собачками и т. п. Количество докладов о самоубийственных бросках под танки с чем-то взрывоопасным могло натолкнуть на мысль, что следующим шагом будут магнитные мины.

Зачем немецкие танки обмазывались циммеритом?

Евгений Башин-Разумовский

Кстати, немцам было чего опасаться: англичане разработали магнитную морскую мину, которую британские « фрогмены» норовили прикрепить к днищу не нравившегося им корабля. И порой делали это успешно. Они разработали и сухопутную противотанковую версию, но она не особо « зашла», поскольку как раз поспел циммерит. Зато 159 тысяч штук другой модели англичане поставили в СССР, где ими охотно снабжали вражеские поезда « если бы не партизаны». Соваться на территории, где действовали народные мстители, фрицы откровенно боялись. И не без оснований.
‘ title=>партизаны. А в рейхе производилась ручная магнитная мина Hafthohlladung, также известная как Panzerknacker ( и несколько других моделей). Короче, было от чего задуматься.

Зачем немецкие танки обмазывались циммеритом?

Пожалуй, главный вопрос — был ли от циммерита толк?

Да, был. Наряду с основным предназначением — защитой от магнитных мин — циммеритовое покрытие показало себя с неожиданной стороны. А именно — как отличный камуфляж.

Как это работает? Ровные и геометрически правильные поверхности для природы нехарактерны, глаз за такое сразу цепляется. И какую раскраску на бронетехнику ни наноси, это решает всего половину вопроса. Поверхность всё равно остаётся ровной, бликует и привлекает внимание. Решается вопрос с помощью маскировочных сеток или покрытий. Циммерит превращал броню в небликующую поверхность с рельефной текстурой, а дополнительно на него можно было нанести краску.

Сейчас маскировка бронетехники пришла именно к такому решению.

В перечень функций современных маскировочных систем входит и то, что умел делать циммерит. Британская боевая разведывательная машина AJAX

Получается, немцы ошиблись и всё это пустая трата сил?

image

Ни в коем случае. Все без исключения главные игроки в танковой области искали пути улучшения маскировки и защиты от магнитных мин. Все испытывали или даже попробовали воспроизвести циммерит — Великобритания, США, СССР, даже Франция.

Фельдмаршал Монтгомери говорил: « Нам нужен удовлетворительный камуфляж, который исключит все отражения и блики от брони. Мы должны производить „штукатурку“ по типу немецкого циммерита и в будущем наносить её на все танки».

Англичане в 1944-м даже проводили серию экспериментов, наклеив ( !) на « кромвели» ребристый резиноподобный материал. А когда им достались немецкие запасы циммерита, то развернулись в полную силу и намазали его на всё подряд — « черчилли», « кромвели», самоходку « Секстон» и даже щит 25-фунтовой ‘ title=>пушки-гаубицы.

Датский Леопард 2A5DK в летнем — многофункциональной маскировочной системе Барракуда

Сами немцы прекратили производство циммерита просто потому, что к концу 1944 года им хватало других забот.

Зачем немцы обмазывали танки циммеритом?

Зачем немцы обмазывали танки циммеритом?

Британские документы 1945 года говорят, что состав начали разрабатывать в 1943 году для борьбы с советскими штурмовыми командами, вооружёнными магнитными минами.

С основным предназначением циммерит справлялся прекрасно. Другой вопрос, что противник не особенно использовал такой способ борьбы с танками.

С чего это немцы решили, что их танкам угрожает именно такое оружие?

Это вопрос пока дискуссионный, но можно аккуратно предположить, что немцы исходили из опыта Восточного фронта. Он говорил, что у советских войск нет нормального ручного противотанкового оружия (гранатомётов), поэтому они ходят превозмогать танки всем подряд — связками гранат, бутылками с горючей смесью, собачками и т. п. Количество докладов о самоубийственных бросках под танки с чем-то взрывоопасным могло натолкнуть на мысль, что следующим шагом будут магнитные мины.

В пользу этой версии говорит тот факт, что англичане и американцы сами были озабочены вопросом защиты от магнитных мин-«черепашек» на Тихоокеанском театре военных действий, где японцы тоже кидались на танки с палками, канистрами и «банзаем» наперевес. Так что дело дошло до деревянных экранов на танках.

Немцам было чего опасаться: англичане разработали магнитную морскую мину, которую британские «фрогмены» норовили прикрепить к днищу не нравившегося им корабля. И порой делали это успешно. Они разработали и сухопутную противотанковую версию, но она не особо «зашла», поскольку как раз поспел циммерит. Зато 159 тысяч штук другой модели англичане поставили в СССР, где ими охотно снабжали вражеские поезда партизаны. А в рейхе производилась ручная магнитная мина Hafthohlladung, также известная как Panzerknacker (и несколько других моделей). Короче, было от чего задуматься.

Да, был. Наряду с основным предназначением — защитой от магнитных мин — циммеритовое покрытие показало себя с неожиданной стороны. А именно — как отличный камуфляж.

Когда техника с нанесённым циммеритовым покрытием попала к русским и англичанам, они сперва и подумали, что это такая хитрая маскировка.

Как это работает? Ровные и геометрически правильные поверхности для природы нехарактерны, глаз за такое сразу цепляется. И какую раскраску на бронетехнику ни наноси, это решает всего половину вопроса. Поверхность всё равно остаётся ровной, бликует и привлекает внимание. Решается вопрос с помощью маскировочных сеток или покрытий. Циммерит превращал броню в небликующую поверхность с рельефной текстурой, а дополнительно на него можно было нанести краску.

Сейчас маскировка бронетехники пришла именно к такому решению.

В перечень функций современных маскировочных систем входит и то, что умел делать циммерит. Британская боевая разведывательная машина AJAX

Получается, немцы ошиблись и всё это пустая трата сил?

Ни в коем случае. Все без исключения главные игроки в танковой области искали пути улучшения маскировки и защиты от магнитных мин. Все испытывали или даже попробовали воспроизвести циммерит — Великобритания, США, СССР, даже Франция.

Фельдмаршал Монтгомери говорил: «Нам нужен удовлетворительный камуфляж, который исключит все отражения и блики от брони. Мы должны производить „штукатурку“ по типу немецкого циммерита и в будущем наносить её на все танки».

Англичане в 1944-м даже проводили серию экспериментов, наклеив (!) на «кромвели» ребристый резиноподобный материал. А когда им достались немецкие запасы циммерита, то развернулись в полную силу и намазали его на всё подряд — «черчилли», «кромвели», самоходку «Секстон» и даже щит 25-фунтовой пушки-гаубицы.

Датский «Леопард» 2A5DK в «летнем» — многофункциональной маскировочной системе «Барракуда»

Сами немцы прекратили производство циммерита просто потому, что к концу 1944 года им хватало других забот.

Зачем русские обмазывали танки цементом

«Окопная правда» Вермахта. Война глазами противника

Перед вами сборник воспоминаний солдат СС и Вермахта. Интервью взяты у них спустя много лет после Великой войны, когда прошло время, ушли эмоции, и каждый участник тех событий имел возможность более спокойно, беспристрастно оценить события прошлых лет.

Очевидцы рассказывают о том, как война начиналась, о тяготах и лишениях военного времени, об успехах и поражениях своих военных подразделений (армий? войск?), о судьбах простых солдат и о том, когда и как для каждого из них эта война закончилась. Вспоминают о тяжелых боях, плене, о походе на Восток и о бегстве на Запад, о русских солдатах и простых людях, которых они встречали на оккупированных территориях. Это воспоминания тех, кто когда-то был нашим врагом, сильным, хитрым, беспощадным врагом, которого мы смогли победить.

Невозможно усвоить уроки истории, воспринимая врага как абстрактную сущность, забыв о том, что на той стороне были такие же люди – со своими чувствами и мыслями, идеями и планами на жизнь. Если об этом забыть, то кошмар Великой Отечественной войны может повториться, а все потери и жертвы окажутся напрасными.

Эта книга – напоминание и предостережение всем, кто забыл о подвиге нашего народа. Мы обязаны помнить нашу историю и учиться на ошибках. Без прошлого у народа нет будущего. А врага надо знать в лицо.

Герой Советского Союза, генерал-майор С. М. Крамаренко

Желание опросить немецких ветеранов созрело у меня достаточно давно. Любопытно было взглянуть на события того времени со стороны противника, узнать реалии жизни не мае цк их солдат, их отношение к войне, к России, к морозу и грязи, к победам и поражениям. Во многом этот интерес питался опытом интервью с нашими ветеранами, в которых открывалась иная история, чем та, выхолощенная, изложенная на бумаге. Однако я совершенно не представлял, как к этому подступить, особенно учитывая свое незнание немецкого языка. Несколько лет я искал партнеров в Германии. Периодически появлялись русскоговорящие немцы, которым вроде бы эта тема была интересна, но проходило время, и оказывалось, что дальше деклараций дело не шло. И вот в 2012 году я решил, что пора приниматься за дело самому, поскольку времени ждать уже нет. Начиная этот проект, я понимал, что реализовать его будет непросто, и первой, самой очевидной, проблемой был поиск информантов. В Интернете был найден список ветеранских организаций, составленный еще, наверное, в 70-х годах. Я попросил живущую в Голландии, но хорошо говорящую по-немецки Ольгу Милосердову начать обзвон. Во-первых, выяснилось, что все эти организации – это один человек, координатор, у которого иногда можно было узнать о его однополчанах, но в основном ответ был простой: «Все умерли». Почти за год работы были обзвонены около 300 телефонов таких ветеранов-координаторов, из которых 96 % оказались неправильными, 3 % умерло и по полпроцента составляли те, кто либо отказался от интервью по разным причинам, либо согласился. По итогам этой части работы можно сказать, что неформальные ветеранские объединения в Германии (имеется в виду ее Западная часть, поскольку в Восточной они вообще были запрещены) практически перестали существовать с 2010 года. Связано это прежде всего с тем, что они создавались как частная инициатива. Через ветеранские организации не осуществлялось никакой материальной или иной помощи, и членство в них не давало никаких преимуществ в отличие от подобных объединений в бывшем СССР и России. Кроме того, практически не существовало объединений ветеранских организаций, за исключением ветеранской организации горнострелковых частей и организации кавалеров Рыцарского Креста и Объединения репатриантов, пленных и пропавших во время войны. Соответственно, с уходом основной массы ветеранов и немощью оставшихся связи разорвались, организации закрылись. Отсутствие таких объединений, как городской или региональный совет, приводило к тому, что, опросив информанта в Мюнхене, наследующее интервью можно было уехать за 400 километров, в Дрезден, чтобы потом вернуться обратно в Мюнхен, потому что информант в Дрездене дал телефон своего мюнхенского знакомого. Таким образом, за те несколько недель, что я провел в Германии, я намотал на машине более 10 000 километров. Стоимость одного интервью получилась очень большой, и если бы не поддержка компании Wargaiming, авторов игры «World of Tanks», и издательства «Яуза», то проект так и не был бы реализован. Огромную помощь в поиске ветеранов оказал Петер Стегер (Peter Steg er). Сын солдата, прошедшего русский плен, он не только возглавляет общество городов-побратимов Эрлангена и Владимира, но и собрал воспоминания бывших военнопленных, сидевших в лагерях Владимира (http://erlangenwladimir. wordpress.com/category/veteranen/). Еще один человек, который помог мне в работе, – историк Мартин Регель, занимающийся историей Ваффен СС. Он передал две записи интервью с ветеранами. В дальнейшем, увидев реакцию интернет-сообщества на выкладываемые мной интервью, он отказался от сотрудничества. В книгу также включено интервью Владимира Кузнецова. Его опыт жизни в Германии, знание реалий и языка позволили ему получить интервью, намного более информативные, чем мои. Надеюсь, наше сотрудничество продолжится и в будущем и новые интервью, как и те, что вошли в книгу, будут выкладываться на сайте «Я помню» www.iremember.ru в разделе «Противники».

Отдельно хочу сказать спасибо Анне Якуповой, которая взяла на себя заботы по организации многочисленных перелетов, переездов, гостиниц. Без ее помощи работа была бы сильно осложнена.

Что касается проведения самого интервью, то, разумеется, оно было осложнено тем, что шло через переводчика, который передавал лишь общее направление разговора (в противном случае оно заняло бы в два раза большее время), и мне было непросто реагировать вопросами на рассказ и что-то уточнять. Однако переводчики великолепно справились со своей работой. Большая часть интервью была последовательно переведена Анастасией Пупыниной, которая на основе проведенных интервью будет писать магистерскую диссертацию в университете Констанца. Помимо работы переводчика, она занималась организацией интервью с ветеранами и в рамках проекта продолжает поддерживать контакты с некоторыми из них и после встречи. Помимо нее, мне повезло работать с Ольгой Рихтер, великолепно справившейся с задачей, а также переводчиками аудиозаписей Валентином Селезневым и Олегом Мироновым. В итоге этой совместной работы получились тексты, которые и по стилистике, и по информативности, и по эмоциональной нагрузке сильно отличаются от интервью с нашими ветеранами. Неожиданным оказался и тот факт, что в Германии, в отличие от стран бывшего СССР, практически нет того отличия между письменной и устной речью, которое выражается в строчке: «Одни слова для кухонь, другие – для улиц». В интервью также практически отсутствовали боевые эпизоды. В Германии не принято интересоваться историей Вермахта и СС в отрыве от совершенных ими преступлений, концлагерей или плена. Практически все, что мы знаем о немецкой армии, мы знаем благодаря популяризаторской деятельности англосаксов. Не случайно Гитлер считал их близким «расе и традиции» народом. Читая эти рассказы, рекомендую воздержаться от каких-либо оценок слов респондентов. Война, развязанная преступным руководством, отняла у этих людей лучшее время жизни – молодость. Более того, по ее итогам выяснилось, что они воевали не за тех, а их идеалы были ложными. Оставшуюся, большую часть жизни приходилось оправдываться перед собой, победителями и собственным государством за свое участие в этой войне. Все это, разумеется, выразилось в создании собственной версии событий и своей роли в них, которую разумный читатель примет во внимание, но не будет судить. Субъективность суждений свойственна всем людям. Разумеется, что субъективность воспоминаний наших ветеранов нам близка и понятна, а бывшего противника – вызывает определенные негативные эмоции: слишком много страданий принесла та война и слишком много в нашем современном обществе связано с ней. Тем не менее мне бы хотелось, чтобы, открывая эту книгу, читатель рассматривал людей, согласившихся рассказать о своей жизни, не как потенциальных виновников в гибели его родных и близких, а как носителей уникального исторического опыта, без познания которого мы потеряем частичку знаний о Победителях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *